ОГЛАВЛЕНИЕ

*    «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона

*    Киево-Печерская лавра

*    Зарождение русской православной культуры

*    Святитель и Чудотворец Николай Мирликийский (9 мая ст. ст. - 22 мая н. ст.; 6 дек. ст. ст. - 19 дек. н. ст.)

«Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона

Именно в трудах митрополита Илариона мы находим первое обоснование нового смысла земного бытия Руси, а значит — того смысла, который вкладывает в бытие Руси Сам Господь, ибо все на свете твориться по Промыслу Божиему.

В рассуждениях Илариона о преобладающем значении Нового Завета (Благодати) над Ветхим Заветом (Законом) прослеживаются две важнейшие идеи. Во-первых, Христова Благодать настолько значительна, что спасает всех людей, принявших Святое Крещение, независимо от того, когда произошло само Крещение. Во-вторых, одного факта Крещения достаточно для того, чтобы люди, его принявшие, были удостоены спасения. Крещение Руси, совершенное великим князем Владимиром, показало, что Благодать распространилась и в русские пределы. Следовательно, Господь не презрел Русь, а спас ее, приведя к познанию истины. «И уже не идолопоклонниками зовемся, — пишет Иларион, — но христианами, не без упования еще живущими, но уповающими на жизнь вечную». Приняв Русь под свое покровительство, Господь даровал ей и величие. И теперь это не «безвестная» и «захудалая» земля, но земля Русская, «что ведомо во всех наслышанных о ней четырех концах» света.

Славит Иларион и великих Киевских князей. Прежде всего, речь идет о князе Владимире (в крещении — Василий), которого «посетил посещением Своим Всевышний» и «воссиял в сердце его свет ведения». Кроме того, славит Иларион князя Ярослава Мудрого (в крещении — Георгий), современником и соратником которого был и сам митрополит. Но интересно, что Иларион прославляет также и язычников Игоря и Святослава, заложивших будущее могущество Русского государства. Более того, в своем сочинении Иларион именует русских князей титулом «каган». А ведь этот титул в те времена приравнивался к титулу императора. Да и самого князя Владимира Иларион сравнивает с императором Византийским Константином.

Как можно видеть, богословские рассуждения митрополита Илариона являются основанием для серьезных историко-политических обобщений и выводов. Доказательства в пользу Благодати дают митрополиту Илариону возможность показать место и роль Руси в мировой истории, продемонстрировать величие его Родины, ибо Русь была освящена Благодатью, а не Законом.

Таким образом, разделяя всемирную историю на два периода — период Закона (Ветхого Завета) и период Благодати (Нового Завета), Иларион утверждает, что лишь Новый Завет («Истина»), данный человечеству Иисусом Христом, является Благодатью, ибо Иисус Своей смертью искупил все людские грехи, а посмертным Воскрешением Он открыл всем народам путь к спасению.

Следовательно, смысл существования России состоит в утверждении христианских истин и тем самым в обретении спасения.

Перевезенцев С. В. Россия. Великая судьба. — М.: Белый город, 2005. — 704 с.: илл.

Оглавление

Киево-Печерская лавра

Киево-Печерская лавра — один из древнейших монастырей Руси. Расположен на правом берегу седого Днепра Славутича. Основан в середине XI в. преподобными Антонием и Феодосием Печерскими.

В 1051 году преподобный Антоний Печерский основал знаменитый Киево-Печерский монастырь. В 1062 году был выстроен первый храм обители, получившей название Печерской (как основанной над пещерами). В 1073 году была заложена, а в 1089 году освящена каменная церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы. В XII веке вокруг монастыря сооружены оборонительные стены. В разное время воздвигались различные постройки обители.

Основатель Киево-Печерской обители преподобный Антоний родился в 983 году в местечке Любяче, недалеко от Чернигова. Пострижение его в иночество было совершено на Афоне, куда он отправился для удовлетворения своего стремления к монашескому совершенству. Игумен монастыря, в котором подвизался Антоний, поняв по внушению от Бога, какую огромную пользу подвиги Антония могут принести России, сказал ему: «Иди опять на Русь, и да будет на тебе благословение Святой горы, ибо от тебя имеют произойти многие иноки». Придя в Киев, Антоний обошел там все монастыри, но ни в одном не нашел такой строгой жизни, к какой он привык на Афоне, и поселился в пещере недалеко от города на крутом берегу Днепра. Здесь он вел строгую подвижническую жизнь в непрестанной молитве, пищи вкушал понемногу, и то через день, иногда не ел и по неделе. О подвижнике узнали люди, стали приходить за благословением. Около его пещеры в горах начали поселяться иноки. Одним из первых учеников преподобного был святой Никон. Вскоре сюда пришел в возрасте двадцати четырех лет будущий основатель общежительного монастырского устава в Русской земле, один из первоначальников русского иночества, преподобный Феодосий, и постригся в иноки.

Преподобный Феодосий происходил из знатного рода. В 13 лет он лишился отца и, стоя у его гроба, стал думать, как ему спастись от смерти. С этого времени его сердце озарилось исканием вечной жизни. Он часто стал посещать храм Божий, ставший для его души самым теплым кровом, под которым он наслаждался молитвенным единением с Богом. Всем сердцем богоустремленный юноша возлюбил Священное Писание и с особым благоговением читал его.

Иногда в местном храме из-за недостатка просфор не совершалась Божественная Литургия. Божий избранник очень скорбел об этом. Он стал покупать пшеницу, молол из нее муку на ручном жернове и сам пек просфоры. На упреки матери, утверждавшей, что этот труд унизителен, юный Феодосий отвечал: «Какое может быть унижение в том, чтобы удостоиться приготовлять хлеб, на котором имеет быть совершена тайна претворения его в Тело Христово?»

Сердцу будущего преподобного была в тягость тленная слава. Жажда иноческой жизни влекла его в монастырь. Мать же его всячески противилась этому. Однажды во время Божественной Литургии ему глубоко запали в душу Евангельские слова: «Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин» (Мф. 10: 37). Приняв их за призыв к себе Самого Господа Иисуса Христа, он тайно оставил родительский дом и пришел в Киев, в пещеру преподобного Антония. Здесь он достиг величайшего совершенства монашеской жизни. В 1054 году богоревностный инок Феодосий был рукоположен в сан священноинока, а в 1057 году за великие добродетели избран игуменом. С самого же начала своего игуменства он принялся за устроение монастыря. Первым делом он ввел в своей обители устав Константинопольского монастыря преподобного Феодора Студита. Согласно этому уставу иноки должны были пребывать в общинножительстве.

Во всем у них было равенство и общность. Никто не имел права на собственность. Все они были обязаны совместно участвовать в церковных службах, выполнять общую монастырскую работу, трапеза и одежда были общими для всех. Скорби, радости, любовь также были общими. В апостольский век по этому же принципу общности жил весь христианский мир. Но постепенно благочестие уменьшилось до такой степени, что подобная жизнь сохранилась главным образом в монастырях.

Преподобный Феодосий во всем был примером для братии. Будучи в высоком звании игумена, он имел необычайное смирение, считал себя ниже всех и последним из братии. Никогда не видели его праздным: он с усердием носил воду из колодца, дрова из леса, иногда прял, читая наизусть Псалтырь, работал в пекарне; ел один сухой хлеб и щи без масла, спал совсем немного, не лежа, а сидя, и, проснувшись, спешил продолжать свою непрестанную молитву; тело никогда не мыл, кроме лица и рук, одежду носил из грубой власяницы и в заплатах. Трудно было и подумать, что этот смиреннейший подвижник был знаменитым игуменом. В дни Великого поста преподобный Феодосий удалялся в пещеру и там, в затворе, вел брань духовную с лукавым искусителем человеческих душ: «Кто исповесть тамо труды его и болезни, рыдания и слезы, пост крепкий и брань с лукавыми духи?!»

Святого украшала великая любовь к каждому человеку. Милость и сострадание к людям сияли на его лице. Он неустанно помогал людям очищаться от пороков себялюбия, самоугодничества, пристрастия к ничтожным благам кратковременной земной жизни. С особой ревностью святой игумен призывал иноков не пропускать ни одной церковной службы, ибо почитал молитву одной из самых главных добродетелей ко спасению. Сам он после посвящения в иерея ежедневно с пламенным горением духа совершал Божественную Литургию.

Однажды преподобный возвращался от князя Изяслава. Возница еще не знал его и грубо сказал: «Ты, монах, всегда праздней, а я постоянно в трудах. Ступай на лошадь, а меня пусти в колесницу». Святой старец смиренно послушался и повез возницу. Тот испугался, когда увидел, как святому подвижнику кланялись, слезая с коней, встречные бояре. Но преподобный ласково успокоил его, по приезде же накормил в монастыре и, одарив, отпустил с миром.

Первыми добродетелями у иноков Печерской обители почитались послушание и смирение. Вся их жизнь проходила в продолжительных церковных службах и строгом подвижничестве. Сердца многих иноков переполнялись духовным ликованием и озарялись радостью от ревностного служения Богу. Упование на Господа до такой степени было присуще игумену и братии, что они не заботились о материальном обеспечении монастыря, твердо веря, что Питающий птиц небесных пропитает и Своих рабов. Случалось, что с вечера не знали, будет ли пища завтра. При всем том монастырь из последних средств помогал нищим. Однажды келарь монастыря с тревогой сообщил игумену Феодосию, что съестные припасы кончились. Преподобный отвечал: «Иди, несколько потерпи и молись Богу. Ужели Бог не попечется о нас». По молитве святого вскоре один боярин, по внушению Божию, привез в обитель три воза разной снеди: хлеба, сыра, рыбы. Когда обитель несколько обогатилась, преподобный Феодосий отчислил на бедных десятую долю ее доходов. Кроме того, каждую субботу из монастыря отсылался воз хлебов по темницам для узников. Преподобный Феодосий нередко обличал сильных мира сего и неправду в судах, заботился о бедных. В монастыре был построен особый двор, где любой нуждающийся мог получить пищу и кров. Преподобный Феодосий и мирно отошел ко Господу в 1074 году.

В келиях и пещерах Киево-Печерского монастыря духовно созрел большой сонм великих угодников Божиих. Только за первые полтора столетия своего существования более пятидесяти пострижников обители стали епископами Русской Церкви. Первый русский летописец преподобный Нестор и первый известный иконописец преподобный Алипий были иноками Печерской обители.

Особенно прославился монастырь подвигами затворничества. Многие иноки достигали высшего духовного совершенства, совершая этот особенно нелегкий подвиг. Первым затворником стал основатель обители преподобный Антоний, удалившийся в затвор в соседнюю гору. Он жил в затворе до самой кончины в 1073 году, и только изредка принимал участие в делах обители. Другим знаменитым затворником был преподобный Исаакий. Семь лет провел он в затворе в строгих подвигах (питаясь просфорой, и то через день) и борьбе с бесами и однажды подвергся сильному бесовскому искушению, приняв злого духа за Христа и поклонившись ему, после чего дошел до потери сознания и телесных сил. Потребовались годы, чтобы святой подвижник оправился от болезни. Но, выздоровев, он опять ушел в затвор, где подвизался до смерти, перенося нападки многих бесов, от которых избавлялся крестным знамением и молитвой.

Известно подвижничество преподобного Феофила Затворника. Двенадцать лет он находился в пещере и не видел солнца. День и ночь оплакивал свои грехи. За эти годы святой скопил целый сосуд своих слез, а ангел перед его кончиной показал ему еще другой сосуд слез, которые он ронял на пол и которые превратились в благовонное миро. Среди затворников Киево-Печерского монастыря был и преподобный Никита (впоследствии он стал епископом и тринадцать лет управлял новгородской паствой; святитель мирно скончался в 1109 году). Понадеявшись на свои силы, он не послушался игумена и преждевременно ушел в затвор. Через год своего затвора он подвергся искушению беса, явившегося в виде ангела. Нечистый дух посоветовал затворнику, как уже достигшему совершенства, не молиться, а только читать и учить других. Инок Никита перестал молиться, стал только читать книги и сделался изумительным учителем. Однако опытные иноки, заметив, что он стал знать наизусть весь Ветхий Завет, а Новый не читал и о нем ни слушать, ни говорить не хотел, поняли его состояние и молитвою отогнали от него беса. После этого преподобный Никита усиленно упражнялся в послушании и смирении. Он достиг величайшего духовного совершенства и Промысел Божий вверил ему Новгородскую святительскую кафедру.

С момента основания до 1240 г. обитель росла. В конце XI в. была сооружена церковь во имя Успения Божией Матери. В начале XII в. была возведена каменная трапезная, а во второй половине XII в. монастырь был обнесен каменной стеной. В 1240 г. полчища хана Батыя дошли до Киева, разорили и сожгли Печерский монастырь. Обитель лежала в развалинах. Только в XIV в., когда Киев перешел под власть великого князя Литовского, а затем короля Польского, обитель стала постепенно восстанавливаться. В 1482 г. ордынский хан Менгли-Гирей снова напал на Киев. Печерский монастырь вновь пришел в упадок. В XVI в. обитель начинает заново отстраиваться, но лишь в XVII в., после присоединения Малороссии к Московскому государству, здесь началась новая жизнь. В начале XVII в. была заложена типография, построена церковь Всех святых, возведена знаменитая монастырская колокольня, обустроены Ближние и Дальние пещеры.

Мультимедиаучебник «Православная культура» [Электронный ресурс]. — Электрон. текстовые, граф., зв. дан. и прикладная прогр. (525 Мб). — Новосибирск: Мультимедиа центр Новосибирского государственного университета [и др.], 2004. — 1 элекрон. опт. диск (CD-ROM): зв., цв.; 12 см.

Становление православия на Руси. — Новозыбков: Древлеправославная Архиепископия, 1996. — 112 с.

Оглавление

Зарождение русской православной культуры

Византийская духовная культура быстро привилась на Руси и дала мощные побеги. Этому немало способствовало существование уже развитого славянского византинизма — «ославяненной» византийской культуры. Центром славянской православной духовности в то время была Болгария, с которой Киевская Русь имела устойчивые связи. Это подтверждает и быстрое развитие самобытной русской письменной традиции. Уже через полстолетия после Крещения Руси Владимиром Святым первый митрополит Киевский Иларион создает произведение выдающихся литературных достоинств. В его «Слове о Законе и Благодати» выражено осознание того, что единство Руси неотрывно от «Благодати и Истины», полученных во Христе. В то же время обрядовый закон, становящийся самоцелью, ведет к предательству Бога, через Сына, дарующего благодать тем, кого Он призвал и избрал Себе в удел. «Слово...»  святителя Илариона выражает горячую «похвалу кагану (князю) нашему Владимиру», через которого призван Богом «язык русский» — народ Руси. Подлинным литературным изяществом не менее, чем духовной силой, отличаются проповеди Кирилла, епископа Туровского, — выдающегося русского церковного писателя XII в.

При Ярославе Мудром (1019-1054 гг.), сыне Владимира, устроение школ и переводческое дело приобрели подлинный размах. Киев стал одним из признанных европейских центров культуры. Дети и внуки Ярослава хорошо знали византийскую литературу: об этом свидетельствуют, в частности, сочинения Владимира Мономаха, внука Ярослава Мудрого.

В XI столетии начинает развиваться летописная традиция. Древнейшая из дошедших до наших дней русская летопись «Повесть временных лет» (начало XII в.), составителем которой считается преподобный Нестор, монах Киево-Печерского монастыря, рассказывает, что, по преданию, христианство на Руси было проповедано еще апостолом Андреем Первозванным, водрузившим крест на одном из киевских холмов и дошедшим до Новгорода и земель варягов (скандинавов). Уже в письменных памятниках XI-XII вв. иногда встречаются в славословиях русским князьям титулы «царь» или «царица», но пока только как эмоциональное преувеличение, показатель верноподданнических чувств автора.

*  *  *

Византийская идея вселенского самодержавия в то время мало волновала русские умы. Каноническое подчинение Русской церкви Константинополю вряд ли задевало сознание идеологов русского единства, по крайней мере, об этом нет письменных свидетельств. Стремление Киевских князей поставить на митрополию своего, русского иерарха скорее объяснялось текущими интересами государственной власти. Историки, говоря даже о более поздних временах, нередко отмечают «каноническую совестливость» русских князей и епископов, их щепетильность в соблюдении церковных правил — канонов, в том числе тех, которые определяют права церквей и иерархов.

Новые представления о человеке и мире на Руси взаимодействовали с прежними, дохристианскими. Примечательно, что первыми русскими святыми стали князья Борис и Глеб. Именно князья традиционно воплощали на Руси славу и честь рода, упорядоченность общественного устроения и способность противостоять разрушительным силам. И все же перед кончиной русские князья стремились принять монашество — отрешиться от прежней жизни: ее греховность хорошо понимали не только потомки, с  высот исторического опыта легко судящие своих предков, но и те, кто сам с большим трудом накапливал этот опыт. И до настоящего времени собственно каноническими — соответствующими церковным правилам — остаются иконописные изображения святых князей, принявших постриг, в облачении чернецов; парча и воинские доспехи проникли на их иконы в последние 200-300 лет, когда в сознание народа стали вторгаться ценности уже другой эпохи.

Энциклопедия для детей. Т. 6, ч. 2. Религии мира. — М.: Аванта+, 1996. — 688 с.: илл.

Оглавление

Святитель и Чудотворец Николай Мирликийский
(9 мая ст. ст. - 22 мая н. ст.; 6 дек. ст. ст. - 19 дек. н. ст.)

Имя Святителя Николая почитается и в восточных, и в западных странах. Память его свято справляется. В Николин день швейцарские, лотарингские, немецкие и чешские дети получают подарки, как во дни великих Господних праздников. Страны, в которых св. Николай никогда не бывал, считают его своим заступником и покровителем. Учащиеся прибегают к нему. Матери молятся ему о своих детях, больные ищут его помощи. Святитель всем кажется близким, доступным, скорым помощником, другом и заступником в бедах. Слава о чудесах св. Николая облетела весь мир. Кем же был Мирликийский Святитель?

Будущий Святитель родился в Малой Азии. Отроком он весь ушел в учение, молитву и богомыслие. Дядя св. Николая, епископ города Патары, приблизил его к себе и очень еще молодого рукоположил в священники. После смерти родителей, св. Николай получил большое наследство и стал раздавать его неимущим. Но помогал он людям тайно, чтобы они не знали, кто дает им, и не благодарили бы его. Так, ночью, завернувшись в темный плащ, он трижды подкинул мешки с золотом отцу, который не мог без приданого выдать замуж трех своих дочерей.

Однажды св. Николай ехал на корабле в Палестину. Плавание было спокойное, но святой говорил: «Я предвижу бурю и бедствие, так как видел, как вместе с нами на корабль вошел страшный и черный диавол». И точно, небо покрылось тучами, подул сильный ветер, а волны готовы были поглотить корабль. Со слезами путники просили св. Николая молиться о них. Святой успокоил ехавших с ним людей, помолился Господу Богу, и тотчас волны утихли, и настала великая тишина. После того, одному из корабельщиков нужно было подняться на верх мачты. Спускаясь оттуда, он упал и убился о палубу, но святой помолился о нем и воскресил его.

Поклонившись Святым местам, св. Николай хотел уйти в пустыню и кончить свою жизнь вдали от людей. Но это не было угодно Богу, и святой услышал голос с неба, повелевавший ему вернуться к себе на родину. Св. Николай послушался и стал жить в монастыре, но здесь он снова услышал голос, который посылал его в мир к людям. Не желая жить в своем городе, где все его знали и помнили его милосердие, Николай пошел в Миры, город большой, где жил архиепископ Ливийской страны, и где он никогда не бывал прежде. Св. Николай жил в Мирах, как бедняк, и каждый день, как только двери церковные отворялись, входил в храм Божий.

В то время скончался епископ того города, и церковный собор должен был выбрать нового архипастыря. Но не было согласия, пока некоторые не сказали: «Господь Бог должен сам указать свой выбор, будем, братья, молиться и поститься и ждать указания Божия». И точно, старшему из епископов Бог указал свою волю, и он узнал от ангела, что тот человек должен стать епископом, который первый рано утром войдет в соборный храм. «Имя мужу тому Николай», — прибавлено было в видении. Епископ рассказал об открытой ему воле Божией и перед началом утренней службы встал на паперти церковной, дожидаясь Божьего избранника. Св. Николай, по своему обыкновению, первым пришел молиться. Когда он вошел в притвор, епископ остановил его и спросил: «Как имя твое, чадо?» Св. Николай молчал. Вторично епископ спросил его то же. Тогда Николай кратко ответил ему и назвал себя. «Следуй, чадо, за мной», — сказал епископ, взял его за руку и ввел во храм.

Св. Николай боялся принять священный сан, но уступил воле епископов и народа. Вспоминал он также бывшее ему видение Спасителя, подающего ему Евангелие, и Богоматери, возлагающей на него святительский омофор.

Став епископом, Николай сказал себе: «До сих пор я мог жить для себя и спасения своей души: теперь каждый миг моей жизни должен быть отдан другим».

И точно, забыв о себе, Святитель открыл всем свои двери и стал отцом для сирот и для бедных, заступником за обиженных, благодетелем для всех.

Настало гонение на Церковь, и Святитель был заключен в темницу. Там тоже, забыв себя, поддерживал он своими словами и примером страдавших с ним христиан. Но Святитель не закончил своего подвига мученической смертью, так как новый царь Константин принял христианство и даровал христианам право славить Господа Иисуса Христа.

И снова св. Николай вернулся к своей пастве, чтобы нести на себе заботу о всех прибегающих к нему. Нельзя рассказать о всех случаях его помощи и его чудесах, помощь его и при жизни сливалась с чудесами.

Однажды в Ликийской стране был голод. Святитель явился во сне купцу, грузившему в Италии свой корабль хлебом, дал ему три золотые монеты и велел плыть в город Миры в Ликийской стране. Найдя при пробуждении в своей руке золотые монеты, купец пришел в ужас и не смел ослушаться святого и привез свой хлеб в голодную страну. Купец не скрывал от жителей о чудесном видении, благодаря которому он привез им хлеб.

Один царь осудил по злым наветам своих воевод на смерть. В темнице они вспоминали св. Николая и со слезами ему молились. Тогда Святитель явился к царю и велел ему отпустить своих верных слуг.

«Кто ты, — спросил царь, — что смеешь угрожать мне?» «Я Николай, архиерей Мирликийский», — ответил Святитель. Царь ужаснулся и, разобрав дело, со славою отпустил воевод.

Святитель скончался в глубокой старости, но со смертью его помощь и чудеса не прекращались. Он остался верным другом людей, скорым помощником в бедах и болезнях. Он словно продолжает свое пастырское служение на земле, несет на своих плечах наши тягости и скорби. Недаром молятся своему другу, наставнику и помощнику, Святителю Божию и Чудотворцу Мирликийскому Николаю Угоднику.

Закон Божий. Первая книга о православной вере. — Москва: Советский писатель,1990. — 274 с.

Оглавление