ОГЛАВЛЕНИЕ

*    Ангел Хранитель

*    Рождество Божией Матери

*    Введение во храм

*    Каин и Авель

*    Почему Бог не принял жертву Каина

*    Борьба с грехом

*    Святые страстотерпцы Борис и Глеб (в крещении Роман и Давыд)

Ангел Хранитель

Каждому человеку Бог дает Ангела Хранителя. Ангел Хранитель любит нас, дает нам добрые мысли и желания, помогает нам своей молитвой удерживаться от злого и радуется, когда мы его не делаем, помогает нам в добрых делах и охраняет нас от бед.

Ангел Хранитель всегда молится вместе с нами. Он наш самый близкий и верный друг. Надо всегда молиться своему Ангелу Хранителю.

Злые ангелы находятся вдали от Бога и стараются противодействовать Ему и сеять всюду зло. Их не называют ангелами, а бесами, а первого ангела, который восстал против Бога — диаволом или сатаною.

Закон Божий. Первая книга о православной вере. — Москва: Советский писатель, 1990. — 274 с.

Оглавление

Рождество Божией Матери

Вблизи Иерусалима жили бездетные и  уже немолодые муж и жена, Иоаким и Анна, происходившие из рода царя Давида. У израильтян считалось Божьим наказанием за грехи, если у мужа и жены нет детей. Иоакиму и Анне тяжело было, но они не роптали на Бога, а только сильнее молились Ему о рождении ребенка. Предание рассказывает, что, однажды, когда Иоаким, по своему обычаю, пошел в Иерусалим, чтобы принести свою жертву в храме, жертва эта не была принята. Иоакиму было указано, что он человек грешный, потому у него нет детей, и его жертва не угодна. Иоаким, очень огорченный происшедшим, не вернувшись домой, пошел в пустынное место, где молился Господу. Здесь ему явился ангел, который сказал, что его молитва услышана, и что у него родится дочь. А Анна в это время вышла у себя дома в сад и заметила на дереве гнездо с птенцами. Это напомнило ей то, о чем она постоянно просила Бога, и она со слезами стала молиться. Горячая молитва Анны, в которой она дала обещание посвятить свое дитя Богу, была Им также услышана.

Закон Божий. Первая книга о православной вере. — Москва: Советский писатель, 1990. — 274 с.

Оглавление

Введение во храм

Через несколько месяцев родилась у Иоакима и Анны дочь, которую назвали Марией. Это было для них большой радостью, за которую они благодарили Бога. Они не забыли обещание, данное ими Богу. Когда Марии минуло три года, Иоаким и Анна собрали своих соседей и родных с их детьми и торжественно, с зажженными свечами, повели свою дочь к огромному иерусалимскому храму. При храме жили девушки и вдовы, посвятившие себя Богу; они учили слово Божие, убирали и украшали храм и проводили время в молитве.

К храму вели широкие каменные ступени. По этим ступеням трехлетняя Мария взошла сама, как взрослая, без помощи родителей. У входа ожидал Марию Первосвященник, т. е. самый старший священник. Он ввел Марию не только в храм, но и в Святое Святых, т. е. туда, куда только он сам имел право войти раз в год. Он сделал это потому, что ему, как раньше пророкам, Бог дал силу видеть будущее: он знал, что Мария будет Матерью Спасителя мира.

Мария осталась при храме вместе с другими. Она училась и работала, готовя себя к служению Богу и людям.

Закон Божий. Первая книга о православной вере. — Москва: Советский писатель, 1990. — 274 с.

Оглавление

Каин и Авель

Каин и Авель были первыми детьми Адама и Евы. Старший, Каин, занимался земледелием, а младший, Авель, пас овец. Как-то раз братья приносили дар Богу — Каин от плодов земли, а Авель — молодого ягненка. Бог принял дар Авеля, а дар Каина не принял. Каин сильно огорчился и опустил голову. «Почему ты огорчился, и отчего поникло лицо твое? — сказал Бог Каину. — Если делаешь добро, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит, он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним».

Но Каин не преодолел греха и продолжал завидовать младшему брату. Однажды, когда они оба были в поле, Каин восстал на Авеля и убил eго.

Каин думал, что Бог не узнает про его грех. Но вскоре Господь сказал ему: «Где Авель, брат твой?» «Не знаю; разве я сторож брату моему?» — отвечал Каин. «Что ты сделал? — сказал Господь. — Голос крови брата твоего вопиет ко мне от земли». И проклял Бог Каина, и сделал его изгнанником и скитальцем на земле. И сказал Каин Господу: «Наказание мое больше, нежели снести можно. Всякий, кто встретится со мною, убьет меня!». И сказал ему Господь: «Всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро».

И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его.

Бытие, гл. 4.

Детская Библия. — Волгоград: Волгоградское отделение Советского фонда культуры; Ведо, 1990. — 272 с.

Оглавление

Почему Бог не принял жертву Каина

Господь справедлив и всех любит. Отчего же Он не принял жертвы Каина? Надо помнить, что Богу от нас ничего не нужно. Он не ест ни плодов, ни ягнят. Вся земля Его и Он всеми вещами может распорядиться, как хочет. Он любит нас и хочет, чтобы и мы Его любили. И наш подарок Ему приятен лишь только тем, что показывает нашу любовь к Богу. Но иногда мы приносим жертву без любви: или потому, что так принято и стыдно не сделать, как все, или потому, что мы хотим за это что-нибудь получить. Верно, что-нибудь такое было у Каина. Господь не принял его дара, чтобы показать ему его недостаток. Но Каин этого не понял.

Закон Божий. Первая книга о православной вере. — Москва: Советский писатель, 1990. — 274 с.

Оглавление

Борьба с грехом

Вот до чего дошел Каин. Даже имя его стало ужасным. Беда, если кого-нибудь можно назвать Каином или «окаянным»! А с чего он начал? Он сердился на Авеля, за то, что Господь принял его жертву. Это дурное чувство к другому, за то, что у него есть что-нибудь хорошее, называется завистью. Зависть кажется маленьким грехом, но ее нужно очень бояться. Когда мы завидуем, нам хочется видеть в других все плохое: их недостатки и грехи, и нас все больше тянет желать и делать им зло. Грех тогда близок к нам и тянет нас к себе. Мы должны бороться с ним: стараться любить своих ближних, думать больше о своих собственных грехах и молиться Богу.

«Господи, даруй ми зрети (т. е. дай мне видеть) моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь».

Закон Божий. Первая книга о православной вере. — Москва: Советский писатель, 1990. — 274 с.

Оглавление

Святые страстотерпцы Борис и Глеб (в крещении Роман и Давыд)

Первыми святыми, которых канонизировала Русская Церковь, были святые благоверные князья-мученики Борис и Глеб, младшие сыновья[1] святого равноапостольного князя Владимира. Оба они в своей недолгой земной жизни показали величайший образец истинной христианской любви, кротости, смирения, незлобия.

Незадолго до смерти великого князя Владимира в Киев пришла весть о том, что на русскую землю напали печенеги. Святой Владимир, будучи стар и болен, не мог уже выступить во главе великокняжеского войска на защиту Отечества и поручил это дело своему сыну Борису. Русские воины, обойдя границы родной земли, не нашли печенегов, которые, ограбив пограничные селения, покинули пределы Руси. Возвращаясь в Киев, Борис узнал, что великий князь Владимир скончался. Старший брат Святополк тайно от Бориса похоронил отца, устроил пир для киевлян и задарил их подарками. Тем не менее киевляне оставались холодны к Святополку из-за его дикого нрава. Борису было понятно, что Святополк хочет стать великим князем и поэтому скрывает смерть отца. Он решил добровольно отказаться от престола, следуя евангельскому учению о смирении и братолюбии, и шел к Святополку с намерением признать его власть. Дружина уговаривала его ополчиться на брата и занять престол отца. Он же отвечал им, что никогда не поднимет руки на брата своего.

В субботу вечером 23 июля 1015 года Борис повелел бывшему при нем священнику совершать вечернюю службу, а сам, войдя в шатер, молился со слезами. В то время они остановились на реке Альте, недалеко от Киева. Борис был предупрежден, что Святополк готовит на него покушение, опасаясь, что тот отнимет у него великокняжеский престол. В преддверие воскресения 24 июля он начал усердно молиться ко Господу, пел Псалтырь. Потом Борис пал ниц перед иконой Спасителя и молился, чтобы Господь сподобил его принять страдания. В этот момент послышался топот около шатра. Борис имел меч и воинов, которые готовы были положить жизнь свою за князя, но он не стал оказывать сопротивления.

Воины Святополка понимали, что делают нечто ужасное, и исполнились великим страхом. Они побоялись даже войти в шатер к человеку, который и не думал сопротивляться. Сквозь шатер они пронзили Бориса копьями. Истекая кровью, св. мученик в молитве славил Господа за то, что Он сподобил его мученической кончине, и в своих последних словах, обливаясь слезами, он передал мир своему брату Святополку. После убийства святого Бориса Святополк решил убить еще одного возможного претендента на Киевский великокняжеский престол, своего брата Глеба. Он послал к нему в Муром ложное известие, что их скончавшийся уже к тому времени отец тяжело болен и желает его видеть. Доверчивый и любвеобильный Глеб тут же выехал в Киев. У Смоленска его настигло письмо из Новгорода от брата Ярослава, который уже знал о кончине князя Владимира и убийстве Бориса и предупреждал Глеба не идти в Киев. Не ожидая злодеяний со стороны Святополка, Глеб все же продолжил свой путь. Недалеко от Смоленска посланные Святополком убийцы настигли ладью Глеба, в которой он плыл по Днепру. Глеб не сопротивлялся им и только кротко умолял их помиловать его и пощадить его совсем юную жизнь. Убийцы приказали собственному повару Глеба, чтобы он ножом перерезал горло князю.

Горькая весть об убийстве двух лучших людей Руси побежала по городам и весям. В сознании народа не укладывалась мысль: князь Борис — храбрый ратник, окруженный большим войском, — не только отказывается от престола в пользу старшего брата, но, не сопротивляясь злу, проявляя величайшее смирение, добровольно отдает себя на смерть, да еще посылает мир убийцам. Также и его брат, князь Глеб, тоже имеющий при себе какую-то силу, не оказывает сопротивления. Их мученические подвиги явились нравственной победой над язычеством и засвидетельствовали новый христианский идеал жизни. То, чем раньше жила языческая Русь — эгоистические стремления к земной славе, богатству, власти, междоусобные брани, — все это оказалось противоестественным христианской морали и должно было быть искоренено из жизни.

Первоначально тело князя Глеба было погребено недалеко от Смоленска. В 1019-1020 гг., после победы над Святополком, его могилу разыскал брат Ярослав Мудрый. Тело оказалось нетленным, и святые мощи по Днепру перевезли в Вышгород и погребли рядом со святым князем Борисом. Затем мощи святых Бориса и Глеба были перенесены в церковь во имя святителя Василия Великого. У гробницы святых совершались многие чудеса. С глубокой древности святые страстотерпцы с особым благоговением стали почитаться на Руси. Многие храмы и монастыри созидались в их честь, немало древнерусских икон было посвящено святым мученикам-страстотерпцам Борису и Глебу.

Церковный писатель XI века Иаков Мних такой похвалой прославляет святых страстотерпцев: «Как похвалить вас, не знаю, и что сказать, недоумеваю. Назову ли вас ангелами?.. Но вы пожили на земле во плоти как люди. Наименую ли вас царями и князьями? Но вы были просты и смиренны более всякого и смирением стяжали небесные жилища. Поистине вы цари царям и князи князьям нашим! Вы им и нам оружие, вы — земли Русской забрало и утверждение и меч обоюдоострый, которым побеждаем языческую дерзость и попираем диавола. Поистине могу сказать: вы — небесные человеки и земные ангелы, столпы и утверждение земли нашей!»

Становление православия на Руси. — Новозыбков: Древлеправославная Архиепископия, 1996. — 112 с.

Оглавление

 


[1] Их старший брат Святополк по праву должен был после смерти отца наследовать Киевский великокняжеский престол. Он до зрелого возраста был закоренелым язычником. Поэтому христианство принял не совсем осознанно и продолжал оставаться злонравным человеком. Вслед за Святополком по старшинству следовал Ярослав, объявивший себя в Новгороде независимым от Киева.