ОГЛАВЛЕНИЕ

*    Крещение Руси

Крещение Руси

Земли и народы, объединенные именем «Русь», узнали христианство задолго до 988 г., когда его принял великий князь Киевский Владимир Святославич (980-1015 гг.). Есть полулегендарные летописные свидетельства того, что один из русских князей со своим народом крестился еще в IX в. Существует также предположение, согласно которому именно русичей, находившихся под властью хазар, крестили просветители славян Кирилл и Мефодий во время своего путешествия в Хазарский каганат в 858 г. Дорогу христианству к самому сердцу киевского княжения проложила княгиня Ольга, вдова князя Игоря. Около 955 г. она приняла крещение в Константинополе, откуда привезла греческих священников, и начала строить в своих владениях христианские храмы.

Однако ее сын Святослав не видел нужды в христианстве и чтил старых богов. Так что заслуга утверждения православия на Руси принадлежит все же князю Владимиру, одному из сыновей Святослава.

Принятие христианства Владимиром не было совершенно свободно от политических расчетов. Византийский император Василий II (976-1025 гг.), искавший союзника против претендента на престол военачальника Варды Фоки, обратился за помощью к Владимиру Киевскому, соглашаясь выдать за него сестру Анну. Не приняв крещения, Владимир не мог жениться на принцессе, а такой союз весьма поднял бы политический статус Киевских князей. Для них Византия была тем же символом мощи, богатства и державного блеска, что и для других сопредельных ей народов, только начинавших строить свою государственность.

Наиболее распространенная версия Крещения Руси такова. Владимир разбил союзников Фоки — хазар, но греки не спешили выполнять обещания. Князь «поторопил» их, взяв город Корсунь (Херсонес), который не без некоторой иронии был предложен им в качестве «вена» — выкупа за невесту. Империи оставалось тешить самолюбие лишь тем, что формально она приобретала нового подданного. Он получал третьестепенный придворный титул, который как бы автоматически вводил его в иерархическую систему империи. «Дипломатический» брак русского князя и Византийской принцессы мог к тому же надолго обезопасить северные границы Византии, а преобладание на первых порах греческих священнослужителей на Руси предоставляло Царьграду (Константинополю) возможность воздействия на непредсказуемых «русов» авторитетом Церкви.

В конце лета 988 г. Владимир собрал всех киевлян на берегу Днепра, в водах которого их крестили византийские священники. Это событие и вошло в историю как «Крещение Руси», став началом длительного процесса утверждения христианства на русских землях.

Русские летописи содержат полулегендарные сведения о выборе веры князем Владимиром. Эти предания по-своему отразили реальную картину дипломатической активности Киевского великокняжеского двора. Помимо Византии он поддерживал контакты с Хазарским каганатом, Римом, западноевропейскими странами, мусульманскими народами, южными славянами. Эти отношения были связаны и с поиском пути государственного развития, с определением политической, культурной и духовной ориентации Киева. Среди причин, определивших выбор Русью именно Византии образцом государственного строительства, важную роль сыграло великолепие восточного обряда. В летописи приводятся впечатления русского посольства в Царьграде о православном богослужении: русичи не знали, на небе они или на земле. Неземной красотой храмов, благолепием службы поразила их Византийская Церковь. Незадолго до этого, в 986 г., князь Владимир беседовал с послами из Волжской Булгарии об исламе, с миссионерами из Рима, с хазарскими проповедниками иудаизма и с «греческим философом» — православным миссионером. Даже из полуфольклорного летописного пересказа видно, что переворот в сознании Киевского князя готовился заранее.

После крещения, которое, по преданию, Владимир принял в Корсуни, суровый правитель и воин, проложивший себе путь к вершинам власти в жестокой междуусобной борьбе, имевший шесть жен, не считая наложниц, не препятствовавший принесению человеческих жертв идолам, искренне принял учение Церкви о грехе, слова Христа о любви и милосердии. Крещение полностью преобразило Владимира. Он даже всерьез вознамерился отменить смертную казнь для разбойников, «боясь греха». Сами церковные иерархи едва сумели отговорить князя от неслыханного до тех пор в человеческой истории новшества. Правление Владимира отмечено появлением на Руси христианской благотворительности, исходящей от государственной власти: князь содействовал устройству больниц и богоделен (приютов для стариков и инвалидов), заботился о пропитании неимущих киевлян. Государственную поддержку получили строительство и украшение храмов, была создана первая школа, началась подготовка русского духовенства.

Русская Церковь почитает князя Владимира святым и равноапостольным, приравнивая его деяния к апостольским. Тем самым отмечены не только его заслуги в насаждении христианства, но и внутреннее духовно-нравственное преображение, сопоставимое с тем, что пережили апостолы. Киевский князь смог переступить границы «природной» веры — обожествления стихий и страха перед их могуществом, уверовать в Того, Кто добровольно пошел на страдания и смерть ради спасения человека и мира. Сумел уверовать искренно, сильно — и увлек за собой целый народ.

Энциклопедия для детей. Т. 6, ч. 2. Религии мира. — М.: Аванта+, 1996. — 688 с.: илл.

Оглавление