ОГЛАВЛЕНИЕ

*    Алипий Печерский

*    Андрей Рублев

*    Нестор-летописец

Алипий Печерский

Преподобный Алипий — один из первых и лучших наших иконописцев — родился в Киеве. В раннем детстве он часто посещал с родителями Киево-Печерскую лавру. В последней четверти XI века была построена церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы, заложенная основателями Лавры Антонием (1073 г.) и Феодосием (1074 г.)

Расписывать церковь были приглашены в 1083 году искусные греческие иконописцы. Каждый раз, приходя в храм, мальчик поражался, будто чудотворному, появлению на еще недавно голой стене святой иконы. С благоговейным трепетом отрок смотрел на кисти и краски, на руки иконописцев. Как и все происходящее в храме, работа иконописцев казалась Алипию каким-то таинственным священнодействием: это не руки простых смертных, а сами ангелы небесные водят кистью, и сам собой проявляется святой образ... Алипий слезно упрашивал иконописцев разрешить ему оставаться в храме и наблюдать за их работой. Видя всепоглощающий интерес сына к иконописи, родители отдали его в учение к греческим мастерам. Те щедро делились с талантливым учеником самыми сокровенными тайнами своего искусства.

Отрок Алипий от своих учителей, греческих иконописцев, усвоил и благоговейный трепет перед святыми иконами. Чем больше он узнавал, чем больше он учился и овладевал святым искусством, тем больше виделось ему как одаренному иконописцу чудесных явлений. В его житиях рассказывается о многих чудесных видениях. Так, при нем «самописалась» икона Пресвятой Богородицы, и он видел, как голубь вышел «из пречистых Ея уст и вошел в уста Богомладенца».

Изучив иконопись, Алипий постригся в Печерском монастыре и ревностно стал подвизаться, посвящая ночи молитве, а дни — любимому своему занятию. Он украшал святыми иконами родную обитель и бедные церкви. Если он узнавал, что в какой-нибудь церкви иконы обветшали от времени, он брал их в свою келью и поправлял безмездно. Иногда же горожане заказывали ему иконы и платили за труды. Часть денег он отдавал на нужды монастыря, часть раздавал бедным, нищим и убогим и лишь третью часть оставлял на приобретение красок и других материалов для иконописи. За высокую духовную жизнь он был возведен в сан иерея.

Преподобный Алипий никогда не был праздным и оставлял иконописание лишь ради Божественной службы, которую он воспринимал как важнейшую составную часть и непременное условие успешного труда иконописца. Молитву и икону он воспринимал как нечто неразделимое, священное целое. Много икон, писанных преподобным Алипием, прославились как чудотворные. Когда сгорела деревянная церковь, для которой Алипий писал иконы, все его иконы остались целыми и невредимыми. Одну из этих икон (Успение Пресвятой Богородицы), получившую наименование Владимирско-Ростовской, взял великий князь Владимир Мономах для построенного им в Ростове храма.

В житиях преподобного Алипия рассказывается, что обладал он даром чудотворения еще при жизни. Однажды Алипий исцелил киевлянина, страдавшего проказой, помазав раны больного красками, приготовленными для написания святой иконы. Рассказывается о случаях, когда ангелы Божии помогали ему в святом деле писания икон. Один киевлянин, построив церковь, поручил двум печерским инокам заказать Алипию семь икон. Иноки ничего не сказали Алипию, а деньги взяли себе. Прождав долго выполнения заказа, заказчик пришел жаловаться игумену на преподобного. Игумен позвал Алипия, но тот не знал, что и отвечать. Тогда, желая уличить его в греховной неверности своему слову, игумен велел позвать монахов, через которых был сделан заказ, и принести данные заказчиком доски для икон, которые все видели во дворе. Доски принесли, и все были поражены, увидев, что на них невидимая рука чудесно изобразила дивные иконы. Так обнаружился обман, и недостойные иноки были изгнаны из монастыря. А святые эти иконы были сохранены даже в огне, когда горели в церкви, в которой их поместили.

Незадолго до кончины преподобного Алипия один мирянин заказал ему икону Божией Матери для своей приходской церкви, освященной в честь преславного Ея Успения. Какова же была его скорбь, когда он, придя за иконой накануне праздника, узнал, что икона еще не начата, а иконописец умирает! Когда он в великом расстройстве ушел, в келью Алипия вошел светлый юноша и молча приступил к работе. Окончив икону, он спросил: «Отче, может быть чего-нибудь здесь недостает, или я что-нибудь плохо исполнил?» Преподобный ответил: «Ты все прекрасно исполнил. И Сам Господь вразумил тебя написать такую прекрасную икону. Сам Он написал ее твоими руками». И тогда чудесный иконописец стал невидим.

Святая эта икона оказалась утром в церкви, для которой была написана. Увидев ее там именно в день праздника Успения Пресвятой Богородицы, к которому икона и была заказана, заказчик пошел к игумену и рассказал ему об этом. Оба они вошли к Алипию в келью, и игумен спросил его: «Отче, как и кем была написана икона для этого человека? Кто отнес ее в церковь?» Умирающий поведал им о явлении светоносного юноши-иконописца и закончил свой рассказ так: «Ангел Господень написал ее, он и сейчас предстоит здесь, чтобы принять мою грешную душу». С этими словами преподобный Алипий предал дух свой Богу (17 августа 1114 г.). Похоронили его в ближней Антониевской пещере Киево-Печерской лавры. Одна из икон первого нашего иконописца Алипия, икона Пресвятой Богородицы с Младенцем-Спасителем и с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием, хранится в Третьяковской галерее, в Москве. Память преподобного Алипия отмечается 17/30 августа.

По материалам книги: Журавлев В. К. Рассказы о русской святости, русской истории и русском характере: Книга для учащихся. — М.: Просветитель, 2004. — 271 с.

Оглавление

Андрей Рублев

Авторство некоторых икон, считавшихся рублевскими подлинниками, в настоящее время подвергается сомнению. Как бы то ни было, его вклад в развитие православной иконописи несомненен. Существует несколько десятков икон, объединенных чем-то общим, что и принуждает возводить их к одному мастеру. Многое приходится реконструировать, воссоздавать по косвенным данным.

Самое раннее упоминание имени Рублева находим в Троицкой летописи под 1405 годом: «Тое же весны почаша подписывати церьковь каменную св. Благовещение на князя великого дворе, не ту иже ныне стоит. А мастеры бяху Феофан иконник Гръчин, да Прохор старец с Городца, да чернец Андрей Рублев, да того же лета и кончаше ю». Исследователи полагают, что здесь Рублев писал иконы праздничного ряда: Благовещение, Рождество Христово, Сретение, Крещение и др. К сожалению, Благовещенский собор сгорел в 1547 году. Об этом свидетельствовал и летописец: Рублев расписывал кремлевскую церковь Благовещения, но «не ту, которая теперь стоит». Под 1547 годом летописец отметил, что в сгоревшем Благовещенском соборе «погорел Деисус письма Рублева («деисусом» назывался один из верхних рядов изображений в иконостасе).

Иконостас Благовещенского собора с его огромными фигурами в два метра высотой, с обширным циклом икон праздничного ряда — новый этап истории иконописи. Византия не знала высоких иконостасов: они имели не более трех рядов икон. В XV веке на Руси иконостас стал разрастаться ввысь и вширь, и если не вытеснил настенную иконопись, то, во всяком случае, стал играть господствующую роль. Монументальная живопись на дереве заняла на Руси стараниями Феофана Грека, Андрея Рублева и их учеников такое же место, какое в Италии завоевало написанное на холсте монументальное панно.

Следующим этапом творчества Андрея Рублева была роспись Успенского собора во Владимире. Под 1408 годом летописец записал: «Того же лета мая 25 начаша подписывати церковь каменную великую соборную святая Богородица, иже во Владимире, повелением князя великого, а мастеры Данило да чернец Андрей Рублев». Чернецами называли монахов: они носили одежду черного цвета. Храм этот особо почитается в Московской Руси. Он был построен в XII веке, в нем венчались владимирские князья на великое княжение. Великие князья Московские считали себя прямыми преемниками владимирских «самодержцев». Здесь первоначально помещалась икона Владимирской Божией Матери, перенесенная в Москву в 1395 году. Полчища хана Батыя в 1237 году взяли великокняжескую столицу Владимир, разграбили город и храмы; от страшного пожара пострадал и соборный храм. Заботами московских князей храм был обновлен. Расписывать его и были посланы знаменитые московские иконописцы Даниил и Андрей. Они работали вместе со своими учениками целой артелью. Выполнить столь огромный объем работы мастерам без помощи учеников было невозможно.

В одной древнерусской рукописи изображены Рублев и Даниил за росписью Успенского собора во Владимире. Вероятно, именно во Владимире Андрей Рублев написал вольную копию с особо чтимой иконы византийского образа Владимирской Божией Матери. На эту икону претендовали Москва и Владимир. По преданиям, именно эта чудотворная икона, перенесенная по просьбе митрополита Киприана из Владимира в Москву, спасла в 1395 году стольный град от разорения полчищами Тамерлана. Рублев по-своему переосмыслил тему «Умиления» и создал нечто совсем новое по сравнению с византийской иконой. Усилив, по сравнению с прототипом, наклон головы, художник достиг выражения особой мягкости. Прижав к своей щеке младенца, который, пока еще ничего не ведая, нежно тянется к матери, Мария печалится о судьбе сына. Но это — просветленная печаль, она воспринимается как символ величайшей материнской любви.

В 1415–1420 годах Андрей Рублев расписывал Рождественский собор под Звенигородом. Роспись этого собора почти полностью погибла. Позже, в 1425–1427 годах, Рублев создавал иконостас Троицкого собора в Свято-Троицком монастыре. Игумен Троицкой лавры, Никон Радонежский, пригласил Андрея Рублева и его друга Даниила расписывать воздвигнутый им каменный собор. Из дошедших до нас икон праздничного ряда кисти Рублева, бесспорно, принадлежит «Крещение». Здесь заметно дальнейшее развитие темы «Крещения» из Благовещенского собора. Из икон деисусного (верхнего) ряда иконостаса кисти самого Рублева, вероятно, принадлежат лишь «Архангел Гавриил» и «Апостол Павел». Многие иконы написаны учениками и последователями Рублева.

Духовное воспитание и образование Андрей получил в Троицкой лавре, где, вероятно, и постригся в монахи. Глубокий интерес к иконописи привел его в Москву, где в конце XIV века работал знаменитый иконописец Феофан Грек. Начало XV века застает Андрея иноком Спасо-Андроникова монастыря, своеобразного филиала Троицкой лавры в Москве.

Многое из боговдохновенных творений Рублева не дошло до нас, но в летописях и церковных преданиях осталась светлая память об Андрее Рублеве как о величайшем нашем иконописце, произведения которого продолжают жить в многочисленных копиях, подражателях и учениках, определивших специфику русской православной живописи.

В своем творчестве Андрей Рублев стремился смягчить традиционные каноны и наполнить их более жизненным содержанием. Аналогичные процессы имели место и в Западной Европе. Но если для итальянцев в этом мире главным был человеческий разум, а для немецких и голландских художников того времени — одухотворенная прекрасная природа, где человек был лишь незначительной частицей огромной вселенной, то для Андрея Рублева главным в этом мире был добрый, деятельный человек, готовый прийти на помощь ближним. Это — характернейшая черта именно русской святости. Доброго человека Рублев воспринимал в образе ангела и святого подвижника. Он воплотил в них и чистую красоту юности, и непоколебимую силу зрелого мужа, и величавую мудрость старости. Все они были в его глазах носителями самых высоких нравственных идеалов и духовной чистоты, достойных подражания.

Его святые воспринимаются как носители доброго начала, в них ничего нет от византийской суровости. Спас Рублева наделен русскими чертами, это — воплощение типично русской благообразности: Он рус, нос прямой и тонкий, голова, с густой массой волос, спокойно и с достоинством возвышается на сильной, стройной шее. Взгляд Его направлен прямо на зрителя, в нем чувствуется желание вникнуть в душу человека и понять его.

Творения Рублева навевают настроения особой мягкости, нежности. В «Рождестве Христовом» ангелы нежно склоняются перед яслями с Новорожденным, и вся сцена приобретает оттенок особой задушевности. В такой же позе умиления представлен Симеон в сцене «Сретения». Такими приемами Рублев смягчает образы святых и приближает их к человеку. Одновременно он придает лицам святых выражение такой душевной чистоты и ясности, что, по сравнению с ними, лики святых на византийских иконах кажутся какими-то отчужденными и сумрачными. В этом и проявляется специфика рублевского гуманизма, в отличие от западноевропейского. И там, и здесь преодоление аскетизма раннего Средневековья идет путем сближения с реальным живым человеком: там воспевается красота и гармония тела, а в русской иконописи — внутренняя гармония души, красота святости.

Согласно традиции, в Троице-Сергиевом монастыре память преподобного Андрея отмечалась 4 июля. В 1988 году Андрей Рублев был причислен к лику святых Православной Церкви.

В кондаке преподобному Андрею поется (глас 8): «От юности к божественной красоте устремлялся, чудный иконописец земли Российской был еси, и, богоносным твоим учителем поревновав, сиянием добродетели украсился еси, преподобие Андрее, темже и явися Церкве нашея похвала и радование».

Тропарь (глас 3): «Божественного света лучами облистаемый, преподобие Андрее, Христа познал еси — Божию Премудрость и Силу и иконою Святыя Троицы всему миру проповедал еси Единство во Святой Троице. Мы же со удивлением радостно вопием Ти: имея дерзновение ко Пресвятой Троице, моли просветити души наша».

Согласно тексту надгробия Андрея Рублева, он умер 29 января 1430 г.

В 1988 г., в тысячелетний юбилей Крещения Руси, Собор Русской Православной Церкви причислил Андрея Рублева к лику святых.

По материалам книги: Журавлев В. К. Рассказы о русской святости, русской истории и русском характере: Книга для учащихся. — М.: Просветитель, 2004. — 271 с.

Оглавление

Нестор-летописец

Преподобный Нестор-летописец родился в 50-х годах ХI века в Киеве. Юношей он пришел к преподобному Феодосию и стал послушником. Постриг преподобного Нестора преемник преподобного Феодосия, игумен Стефан. При нем же он был посвящен во иеродиакона. <…> Преподобный Нестор глубоко ценил истинное знание, соединенное со смирением и покаянием. «Великая бывает польза от учения книжного, — говорил он, — книги наказуют и учат нас пути к покаянию, ибо от книжных слов обретаем мудрость и воздержание. Это реки, напояющие вселенную, от которых исходит мудрость. В книгах неисчетная глубина, ими утешаемся в печали, они узда воздержания. Если прилежно поищешь в книгах мудрости, то приобретешь великую пользу для своей души. Ибо тот, кто читает книги, беседует с Богом или святыми мужами». В монастыре преподобный Нестор нес послушание летописца. В 80-х годах он написал «Чтение о житии и погублении блаженных страстотерпцев Бориса и Глеба» в связи с перенесением их святых мощей в Вышгород в 1072 году. В 80-х годах преподобный Нестор составил житие преподобного Феодосия Печерского, а в 1091 году, накануне престольного праздника Печерской обители, игумен Иоанн поручил ему ископать из земли для перенесения в храм святые мощи преподобного Феодосия.

Главным подвигом жизни преподобного Нестора было составление к 1112–1113 годам «Повести временных лет». «Се повести временных лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть» — так с первых строк определил цель своего труда преподобный Нестор. Необычайно широкий круг источников (предшествующие русские летописные своды и сказания, монастырские записи, византийские хроники Иоанна Малалы и Георгия Амартола, различные исторические сборники, рассказы старца-боярина Яна Вышатича, торговцев, воинов, путешественников), осмысленных с единой, строго церковной точки зрения, позволил преподобному Нестору написать историю Руси как составную часть всемирной истории, истории спасения человеческого рода.

Инок-патриот излагает историю Русской Церкви в главных моментах ее исторического становления. Он говорит о первом упоминании русского народа в церковных источниках — в 866 году, при святом Патриархе Константинопольском Фотии; повествует о создании славянской грамоты святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием, о крещении святой равноапостольной Ольги в Константинополе. Летопись преподобного Нестора сохранила нам рассказ о первом православном храме в Киеве (под 945 годом), об исповедническом подвиге святых варягов-мучеников (под 983 годом), об «испытании вер» святым равноапостольным Владимиром (986 год) и Крещении Руси (988 год). Первому русскому церковному историку обязаны мы сведениями о первых митрополитах Русской Церкви, о возникновении Печерской обители, о ее основателях и подвижниках. Время преподобного Нестора было нелегким для Русской земли и Русской Церкви. Русь терзали княжеские междоусобицы, степные кочевники-половцы хищными набегами разоряли города и села, угоняли в рабство русских людей, сжигали храмы и обители. Преподобный Нестор был очевидцем разгрома Печерской обители в 1096 году. В летописи дано богословское осмысление отечественной истории. Духовная глубина, историческая верность и патриотизм «Повести временных лет» ставят ее в ряд высочайших творений мировой письменности. Преподобный Нестор скончался около 1114 года, завещав печерским инокам-летописцам продолжение своего великого труда. Его преемниками в летописании стали игумен Сильвестр, придавший современный вид «Повести временных лет», игумен Моисей Выдубицкий, продливший ее до 1200 года, наконец, игумен Лаврентий, написавший в 1377 году древнейший из дошедших до нас списков, сохранивших «Повесть» преподобного Нестора (Лаврентьевскую летопись).

По материалам книги: Журавлев В. К. Рассказы о русской святости, русской истории и русском характере: Книга для учащихся. — М.: Просветитель, 2004. — 271 с.

Оглавление